Наступать до последнего украинца. Пушки требуют мяса  8

Геополитика

08.06.2022 09:45

Ростислав Ищенко

2536  8.8 (17)  

Наступать до последнего украинца. Пушки требуют мяса

Надо признать, что мы ошибались, когда говорили, что Украина будет воевать до последнего украинца. Не полностью ошибались, но были не совсем точны. Судя по всему, Украина будет не просто воевать, но наступать до последнего украинца

«Контрнаступление» ВСУ в Северодонецке, стало заключительным аккордом в провале обороны Донбасса. В результате у ВСУ значительные бессмысленные потери, позиции российской армии в Северодонецке только улучшились. Незадолго до этого провалилось оба фланговых наступления: под Харьковом и под Николаевом, которые были призваны оттянуть российские войска с донбасского направления, а также стабилизировать фронт ВСУ по границе России, рекам Ингулец и Днепр. В перспективе планировалось наступление ВСУ на Изюм, с тем, чтобы полностью вытеснить российские войска из Харьковской области и, ликвидировав угрозу донбасской группировке с Севера, сосредоточиться на удержании южного фронта и фронта в ЛНР/ДНР.

Под эти операции были привлечены значительные ресурсы. Украина выскребла все остатки техники со своих складов, а также постаралась по максимуму восстановить уже побывавшую в боях технику. Понесшие потери бригады получили пополнения, с линии Днепра были переброшены свежие кадровые подразделения, на фронт отправилось около десяти тысяч иностранных наёмников, туда же были брошены части территориальной обороны. Помимо этого, Зеленский объявил шестую волну мобилизации, заявив о намерении поставить под ружьё миллион человек. Миллион он не поймал, но пару сотен тысяч несчастных, использованных для восполнения потерь и формирования нескольких новых бригад, украинские военкоматы отловили. К тому же на Украину как раз начало массово поступать западное вооружение. Польские танки, британские и австралийские бронеавтомобили, американские и канадские гаубицы позволили частично компенсировать массовые потери в технике.

В общей сложности, ВСУ серьёзно просели технически, по сравнению с первыми месяцами снизился их боевой дух и качество войск, особенно пехоты, значительно сократилось количество артиллерийских стволов, ПВО осталась только в крупных городах Центра и Запада Украины, фронтовые районы с воздуха практически не прикрыты. Но все эти недостатки Киев попытался компенсировать количеством вновь собранных войск.

Восемьдесят лет назад, после катастрофы Шестой армии под Сталинградом немецкие генералы убеждали Гитлера оставить попытки перехвата инициативы и перехода в стратегическое наступление на Восточном фронте. Рекомендовали перейти к активной, мобильной обороне. Свою позицию они обосновывали снизившимся качеством войск. Шестая армия не просто потеряла свыше 235 тысяч кадровых опытных солдат вермахта (не считая румынских союзников) в сталинградском котле. За время боёв за Сталинград общие потери Шестой армии (с учётом постоянных пополнений) убитыми раненными и пленными превысили миллион человек. Для Рейха это была невосполнимая утрата. Призвать новый миллион, хоть и с трудом, но было можно, однако качество этих новых войск не шло ни в какое сравнение с потерянными на Восточном фронте. Соответственно ставить перед ними задачи, аналогичные тем, что выполнялись германскими войсками в 1941-42 годах было бессмысленно.

Гитлер по политическим мотивам от манёвренной обороны отказался. Ему было необходимо наступать, чтобы поддерживать боевой дух союзников (не допустить их выхода из войны), а также чтобы добиться победы на Восточном фронте до того, как англо-американцы высадятся в Европе.

В результате под Курском германская армия пережила новую катастрофу. Танковые войска вермахта, сохранившие в боях 1941-42 года кадровый состав, полностью восстановили боеспособность и продемонстрировали высокие боевые качества. Однако пехота оказалась неспособна ни поддержать прорывы танковых и моторизованных частей, ни защитить их фланги. Она несла огромные потери, но самостоятельно не могла не только продвигаться вперёд, но даже удерживать ранее захваченные танковыми дивизиями позиции. В результате, Курская битва, в которой вся тяжесть с германской стороны легла на танковые войска стала их могилой. Больше нигде и никогда Гитлеру не удавалось сформировать подобный бронированный кулак. Дивизии, пытавшиеся в 1945 году наступать в Арденах и на озере Балатон серьёзно уступали дивизиям 1943 года не только численно, но и качественно. Результат известен.

В дальнейшем, после Курской битвы, Гитлер так и не согласился с идеей манёвренной обороны, требуя от своих генералов обороны жёсткой, в стиле РККА 1941 года. Это требование стоило германской армии в 1944-45 годах многочисленных котлов, в которых оказалось в сумме более полутора миллионов солдат. Но Гитлер, обосновал свою позицию именно снижением качества войск и (по этой причине) их неспособностью к манёвренной обороне.


Генералы Зеленского уже два месяца требуют перехода к манёвренной обороне - постепенного отвода войск с позиции на позицию, с тем, чтобы наносить российской армии максимально возможные потери, пытаясь минимизировать собственные. Но им противостоят два «гитлера» сразу.
Во-первых, Зеленский, под влиянием собственной пропаганды возомнивший себя Бонапартом, верит в свою способность «победить Путина». Более того, он видит в этом свою миссию. И он требует от своих генералов наступлений, одновременно запрещая им оставлять совершенно безнадёжные позиции, обрекая остатки кадровых войск на гибель в котлах.

Во-вторых, возможно, Зеленского и удалось бы поставить на место, но его поддерживают американцы. Администрации Джо Байдена, проигравшей России экономическую войну и теряющей в США остатки авторитета, необходимы хоть какие-то успехи накануне довыборов в сенат и палату представителей Конгресса. В противном случае, администрация рискует потерять контроль над парламентом и превратиться в «хромую утку» за два года до президентских выборов. С учётом остроты противостояния трампистов и байденитов, а также обвинений команды нынешнего президента в «краже выборов», конфликт парламента и Белого Дома рискует выйти за рамки обычного для США академического противостояния. Кризис по своим масштабам может превысить тот, что возник в ходе последних президентских выборов и завершился штурмом Капитолия и введением в Вашингтон 40 тысяч национальных гвардейцев и военнослужащих регулярной армии.

У демократов слабая надежда сохранить большинство в обеих палатах. Единственный их шанс на хотя бы частичный успех - громкие победы на Украине. Администрация Байдена также требует от украинских генералов не сдавать ни пяди земли и готовить масштабное контрнаступление, которое можно будет продать американскому избирателю, как эпическую победу над русскими. Неважно, захватят ВСУ какой-нибудь крупный город или вообще не смогут продвинуться. Главное, чтобы наступление было объявлено, войска двинулись вперёд и продолжали беспрерывно атаковать хотя бы неделю, а лучше две. Остальное американская пресса сделает сама.

Понимая, что подобное наступление истощит последние украинские ресурсы, США планируют его в конце лета, накануне сезона дождей. Расчёт делается на то, что к этому времени российская армия устанет от летних боёв. Ей понадобится перегруппировка, пополнение и отдых. Удар, нанесённый в этот момент, съест последние резервы, после чего наступит относительно длительная (до весны) пауза, с боями местного значения, но без серьёзных наступлений. Таким образом, американцы украинским наступлением скажут последнее слово в кампании и смогут заявить, что окончательно остановили Россию. Выборы пройдут в ноябре и что там будет в апреле-мае следующего года неважно. Даже если следующей весной украинская оборона рухнет полностью и одномоментно, двухлетнюю отсрочку внутриполитического кризиса в США команда Байдена надеется к тому времени получить.

Судя по тому, что Залужный стал инициатором новой волны мобилизации, украинский генералитет, находясь в безвыходном положении, согласился реализовывать американские планы. То есть всё лето на фронт будут отправляться новые и новые сотни тысяч граждан Украины. Там около половины из них сразу (в течение первых двух недель) погибнет в бессмысленных атаках, разбежится или сдастся в плен. Оставшихся отведут на короткий отдых, возможно пополнят или сольют с такими же жертвами режима и собственной глупости и вновь отправят на фронт.

Некоторым повезёт и они поедут во Францию или в Польшу осваивать новую технику, а затем будут использованы для формирования бригад, предназначенных для августовско-сентябрьского наступления ВСУ. Им выдадут хорошую форму, будут неплохо кормить и даже будут платить (до начала наступления).

Задача всех этих волн мобилизации - любой ценой удержать фронт на Левобережье до конца лета и сформировать 5-10 новых бригад, которые можно будет задействовать в «стратегическом наступлении». Российское наступление предлагается тормозить баррикадами из трупов украинских военнослужащих и реками их крови. Чтобы минимизировать дезертирство и сдачу в плен, Киев использует нацистские батальоны («Айдар», вновь созданные клоны «Азова», подразделения «Правого сектора»* и иностранных наёмников) в качестве заградотрядов.

Мобилизационные мероприятия облегчаются работой украинской пропаганды. Под её воздействием, большая часть граждан Украины, находящихся на контролируемых киевским режимом территориях, уверены в том, что Украина побеждает Россию и скоро совсем победит. Поэтому жертвы военкоматов зачастую рассматривают мобилизацию, как серьёзную (возможна потеря работы), но не фатальную неприятность. «Прозревают» они уже под артобстрелом, но не все. Многие просто не успевают.

Работая в таком режиме, банда Зеленского и их подельники из США вполне могут организовывать очередные авантюрные «наступления», пока украинцы не кончатся, А чтобы они подольше не кончались, уже предложено призывать в армию мужчин, начиная с 16 лет и одиноких женщин. Пушки требуют мяса.

* Организация, деятельность которой запрещена на территории РФ

Источник:https://ukraina.ru/opinion/20220607/1034107108.html


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

––>

Спасибо за обращение

Укажите причину