Голосования



Какую реакцию со стороны руководства страны вы бы посчитали наиболее разумным ответом на отстранение наших спортсменов от участия в международных соревнованиях на 4 года?



Премьер Гончарук против олигарха Коломойского
[комментирует М.Л. Хазин]   6

Власть и общество

25.11.2019 18:32

Ростислав Ищенко

2917  9.5 (13)  

Премьер Гончарук против олигарха Коломойского <br />[комментирует М.Л. Хазин]

Выступление премьера Украины Алексея Гончарука на инвестиционном саммите в Лондоне могло бы пройти незамеченным. На самокате там не покатаешься, а больше молодому дарованию привлечь внимание нечем. Если бы Гончарук не сделал громкого заявления: о том, что президент и правительство едины в своём нежелании возвращать «Приватбанк» Коломойскому

Игорь Валерьевич тут же отреагировал. Не лично. Просто многие украинские журналисты задались вопросом: правильно ли поступает премьер, когда на инвестиционном саммите, пытаясь привлечь к Украине внимание инвесторов, заявляет об отсутствии у властей страны намерения выполнять судебное решение и возвращать владельцу банк, национализация которого была признана незаконной? Игорь Валерьевич очень привержен духу и букве закона, если закон на его стороне.

Но думаю, что зря украинское общество так волнуется по поводу «Приватбанка». Коломойский изначально, после своего возвращения на Украину из вынужденной эмиграции, утверждал, что «Приватбанк» ему не нужен. И в это можно поверить. Ведь, возвращая банк, государство должно изъять из него вложенные в процессе санации миллиарды. Поэтому Коломойский неоднократно намекал, что может удовлетвориться «компенсацией» в два-три миллиарда долларов и оставить банк государству.

Проблема упирается в позицию МВФ. Фонд не желает ничего и слышать не только о возврате Коломойскому контроля над «Приватбанком», но и о «компенсации». И пока этот вопрос не урегулирован, отказывается давать Украине деньги. Причём заявления вроде гончаруковских клятв в Лондоне Фонд не волнуют. Он желает, чтобы отказ государства выполнять требования Коломойского был оформлен отдельным законом. Не знаю, предлагали ли эмиссарам Фонда урегулировать вопрос при помощи постановления правительства и те отказались, или в Киеве пока не сообразили, что возможен и такой вариант.

Понимаю, что для Фонда более надёжным кажется принятие закона, ибо постановление правительства можно завтра же признать утратившим силу. Но на самом деле, Коломойский всегда найдёт нужное количество депутатов для представления в Конституционный суд, который, несомненно, вынесет решение о неконституционности подобного закона (причём, если правильно простимулировать судей, сделает это очень быстро).

В общем, Фонду нужны гарантии, а правительство пока готово только обещать. Но похоже, что вся эта история с «Приватбанком» нужна лишь для отвлечения внимания уважаемой публики от главной темы противостояния. Помимо истории с «Приватбанком», втягивание в которую МВФ Коломойский лично спровоцировал своими заявлениями (а ведь он умеет сидеть тихо, когда надо), Фонд требует от украинского правительства изъять из находящегося на рассмотрении Рады закона о снятии моратория на продажу земель сельскохозяйственного назначения положение о запрете их продажи иностранцам (и даже украинским предприятиям с иностранным участием) в первые четыре года после снятия моратория.

Здесь вопрос стоит не в паре-тройке миллиардов долларов, которые ещё можно выдоить из «Приватбанка» (и то, если крупно повезёт), а о пяти-десяти (а при талантах Коломойского, возможно, и раза в два больше) миллиардов тех же долларов, которые можно выкачать из украинских агрохолдингов и их иностранных партнёров за землю, которую Игорь Валерьевич вначале скупит (пока им будет запрещено), а потом им же продаст. И это в лучшем для них случае, поскольку в худшем Коломойский воспользуется возможностью подмять под себя весь аграрный бизнес Украины. То, что он до сих пор им не занимался, неважно. Он до определённого момента и авиацией не занимался, а затем занялся, да так, что скоро над Украиной будут летать только самолёты его компаний (тех, которые к этому моменту не будут ещё обанкрочены).

Игорю Валерьевичу не надо, чтобы вся страна ела «булки Коломойского», его даже международная торговля сельскохозяйственной продукцией интересует постольку-поскольку. Ему надо просто досуха выжать агрохолдинги, пусть даже ценой ликвидации на Украине сельского хозяйства, как такового. Главное, чтобы доходы этого последнего более-менее прибыльного бизнеса на Украине были перенаправлены в карман Игоря Валерьевича.

МВФ же лоббирует интересы иностранных компаний (которые, кстати, точно не сделают Украине хуже, чем Коломойский) и отказывается кредитовать Украину, пока данный вопрос не будет решён. А кредиты МВФ нужны как правительству, которому нечем платить даже проценты по долгам, не говоря уже о погашении тела долга, так и Коломойскому – распил кредитов МВФ уже давно обеспечивает основной доход близких к власти украинских олигархов. С 2014 года «потерялось» полтора десятка миллиардов гривен таких кредитов, которые МВФ также настойчиво требует найти.

Как видим, главным камнем преткновения между МВФ и Украиной (или Коломойским) является вопрос о том, кто будет главным бенефициаром от продажи земли, а также кто будет делить следующие транши кредитов МВФ. В этих случаях речь идёт о реальных десятках миллиардов долларов.


Правительство, составленное из мальчиков и девочек, выращенных на соросовских грантах, на стороне МВФ. Покорный воле Коломойского президент начинает колебаться, поскольку без денег МВФ страна неспособна пережить 2020 год (ей и с деньгами будет трудно). Игорю Валерьевичу необходимо продемонстрировать свою способность к компромиссу, перебросить мяч на поле противника.

История с «Приватбанком» – идеальное решение проблемы. Вначале конфликт вокруг не особенно нужного Коломойскому банка раздувается до небес. МВФ занимает по этому вопросу принципиальную позицию. Затем Коломойский уступает. Банк остаётся в собственности государства. В обмен же от Фонда ждут уступки в вопросе о продаже земли иностранцам. У украинского правительства в этом случае будет мощная аргументация. Во-первых, шаг и так сложный, население против, никто до них не решился на продажу земли, возможна дестабилизация, правительство даже вообще может пасть и тогда вопрос продажи земли вновь отложится на неопределённое время (возможно навсегда). Во-вторых, ограничение доступа иностранцев к украинской земле будет действовать всего четыре года. Могут даже пообещать МВФ сократить этот срок на год-другой (ничего не стоит потом опять продлить).

Всё это расскажут МВФ и попросят уступить в земельном вопросе, приводя в пример свою конструктивную работу по сохранению «Приватбанка» в госсобственности. Коломойский исходит из того, что Фонд должен согласиться. Бросать Украину, в то время как её ещё можно доить – не в духе Фонда. Лицо он сохранит, решив «принципиальный» вопрос по «Приватбанку». Да и мораторий на продажу земли будет наконец снят, а что «иностранцам» придётся потерпеть и даже раскошелиться – издержки производства, никому к тому же незаметные.

Если МВФ откроет кредитование, в значительной степени снимется напряжённость между Коломойским и президентом, да и правительству будет труднее оппонировать олигарху по земельному вопросу (тем более, что и соответствующий закон уже будет принят). А вернуться к выплате компенсации за оставшийся у государства вопреки судебному решению «Приватбанк» Коломойский может позже. Эту «копеечку» он мимо себя тоже не пропустит.

Комментарий Михаила Хазина

4_19Сам по себе «хохлосрач» уже не очень интересен. Интересно другое. Дело в том, что разрушение действующей многие десятилетия модели управления политическим пространством (построенной на ресурсе бреттон-вудской системы) ведёт к очень большому количеству очень интересных процессов. Но фокус в том, что нынешние участники политического процесса (все как один в рамках этой модели выросшие) об этом очень не хотят говорить. Ну, как больные смертельной болезнью не всегда на первом её этапе готовы обсуждать свои проблемы со всеми встречными и поперечными.

Иными словами, все проблемы «заметаются под ковёр» и «правила хорошего тона» в современной политике не одобряют соответствующие разговоры. И только в некоторых местах соблюдение этих правил не получается. Одно из таких мест – это, как раз, Украина. Современный украинский политикум не в состоянии признать и понять чужие правила, они понимают исключительно те, по итогам исполнения которых они получают деньги. Нет денег, нет правил! В результате они становятся страшно раздражающим фактором современной экономической жизни.

Повторю ещё раз: дело не в том, что они просят денег (в конце концов, просят все и им не так уж много нужно, в общем масштабе проблем; другое дело, что давать нельзя, поскольку этим показывается неправильный пример), дело в том, что в процессе втягивания этих денег они всё время поднимают вопросы, которые поднимать не стоит. Ну, не принято так сегодня. Но увещевания на эту тему украинские политики слушать не хотя в рамках своей системы ценностей) говорят о том, что они же не о политике, они о деньгах! Ну, типа, дайте нам денег и мы тут же замолчим... Пока не освоим, разумеется.

Сделать тут нельзя ничего. Замолчать они не могут, выбрать другие способы тоже (потому что чем острее тема, тем выше эффективность процесса выколачивания). Это, разумеется шантаж (ну, представьте себе, что незадолго перед свадьбой в присутствии жениха подружка невесты начнёт намекать не недавно состоявшуюся вечеринку, на которой она «отжигала» вместе с невестой; тут много можно чего получить ДО свадьбы, потом, разумеется, будут неприятности), но шантаж такой понятный и, с точки зрения украинского политикума, вполне простительный. А то, что при этом раз за разом поднимаются крайне болезненные темы для Запада (например, необходимость ссориться с Россией), ну так это не так страшно... С их точки зрения.

В общем, для тех, кого интересует поведение именно западных политиков, изучать их нужно как рах в таких точках, как взаимодействие с Украиной. Именно в них видно, куда Евросоюз реально идёт.

Ответить


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Укажите причину