Голосования



Как бы вы относитесь к идее превратить избирательное право в обязанность?



Олигархические войны. Порошенко пока явно выигрывает у Коломойского, но еще не вечер  18

Власть и общество

04.07.2019 18:52

Ростислав Ищенко

4208  9.9 (21)  

Олигархические войны. Порошенко пока явно выигрывает у Коломойского, но еще не вечер

На Украине разворачивается шоу под названием «Посади Порошенко». Против Петра Алексеевича возбуждают уголовные дела, в офисах его (бывших и настоящих) компаний проводят обыски и выемки документов. «Талантливые» юристы, успевшие поработать на Тимошенко и Януковича, обещают, что сразу после парламентских выборов и смены правительства Порошенко сядет

Раньше, правда, они обещали, что он сядет сразу после президентских выборов. При этом экс-президент бодро ведёт избирательную кампанию и чувствует себя куда лучше, чем месяц назад.

Если бы я не знал украинских политиков (включая ещё не пришедшее поколение) как облупленных, я бы предположил, что новая власть с Порошенко сговорились ради взаимного пиара. Сторонники Зеленского кричат: «Держи вора!» Сторонники Порошенко отвечают: «Не допустим реванша!» Полярный электорат мобилизуется. Значит, на выборы придёт больше людей, склонных поддержать конкретную политическую силу.

Но такая схема явно больше выгодна Порошенко. У него электорат радикальный, не склонный ни к каким компромиссам и не желающий уступать ни дюйма завоеваний украинизации. Сторонники Зеленского эклектичны. Их объединяет только желание посадить Порошенко. «Позитивная программа» там у каждого своя (кому мир, кому колбаса, кому победа, кому Европа). Чем дольше не сидит Порошенко, тем больше разочарование у наиболее нетерпеливых, которые перепрыгивают в разные новые (или старые проекты).

Сам же Пётр Алексеевич охраняет ядро наиболее идеологизированного и политизированного радикального электората. Он не сломался после поражения на выборах, не поменял риторику и теперь (в отличие от времени своего президентства) действительно становится признанным лидером для существенной группы национал-радикалов. Национал-боевики (пушечное мясо) на этих выборах голосуют за список «Свободы». Национал-маргиналы (которые раньше были за КПСС, а теперь за ОУН, потому, что так по телевизору сказали) выбирают Вакарчука. А матёрые национал-«интеллектуалы» (политическая элита нацистов) выбирают Порошенко. И чем больше у него поводов кричать о «реванше» и демонстрировать свою непоколебимость, тем больше шансов у его политической силы преодолеть 5%-ный барьер и зайти в Раду.

Если Порошенко действительно хотели не пустить в новый состав парламента, о нём надо было на период избирательной кампании забыть. Пусть бы рассказывал, как он «против реванша». Без демонстрации реальной борьбы (с уголовными делами, обысками, выемками) это даже его потенциальным электоратом воспринималось бы как тусклое эхо президентской избирательной кампании. Жалкий и никому не нужный, он бы забывался избирателями, которым предложено сразу два альтернативных проекта: «украинский Пиночет» (Гриценко) и его «Гражданская позиция» и «патриот от СБУ» (Смешко) со своей партией «Сила и честь». Отличаются они друг от друга и от Порошенко как пломбир в картонном стаканчике от пломбира на палочке и от пломбира в пластиковом корытце: упаковка разная, а суть одна.

Был второй вариант — посадить. Но действительно сразу. Через пару дней после инаугурации нового президента. Порошенко сам создал систему, в рамках которой в государственной измене можно обвинить каждого, а единственная мера пресечения по этой статье была — содержание под стражей. Присоединился бы к тем почти пяти тысячам политических заключённых, которые годами ждут суда. В этом случае порошенковский электорат рассосался бы ещё быстрее. Но «преследователи Порошенко» умудрились преследовать его два месяца, чтобы затем сказать, что завершат преследование после парламентских выборов.

Невнятная позиция Зеленского по ключевым проблемам внутриполитического противостояния, его откровенная слабость и неумение пользоваться имеющимися полномочиями, его далеко не вдохновляющая, как в моральном, так и в интеллектуальном плане, команда, его неспособность понять, что пиар помогает реализации политики, а не подменяет собой политику, заставили часть бывшей группы поддержки разочароваться в своём избраннике. Это практически не отразилось на рейтинге партии «Слуга народа» — и так было понятно, что он не дойдёт до тех показателей, которые были у Зеленского во втором туре президентских выборов. Всё же на парламентских выборах будут бороться не два политика, а десятки партий, из которых полдесятка реально способны пройти в следующий состав Рады. Но за три недели до выборов партийный рейтинг «Слуги народа» перестал расти, началась стагнация. Между тем, при эффективной избирательной кампании и при нормальной работе Зеленского рейтинг должен был бы продолжать рост. Выход на 50-55% (а при минимальном профессионализме и на 60%) был решаемой задачей. При таком раскладе действительно можно было надеяться и по мажоритарке «под патронатом» Зеленского даже телеграфные столбы избрать в любом округе. Сейчас же мажоритарная часть парламента — пространство для жестокой борьбы и не факт, что «Слуга народа» хорошо себя покажет на этом поле. Возможности-то у них пока есть, но то, как они работают, заставляет сомневаться в реализации этих возможностей.

В противоположность «Слуге народа» рейтинг «Европейской солидарности», обвально падавший в первый месяц после ухода Порошенко с президентского поста, в последнюю неделю июня стабилизировался и даже показал тенденцию к небольшому росту. То есть, Порошенко сумел убедить своего избирателя, что он лучший из предложенных системному радикальному электорату вариантов выбора. И сделал это Порошенко не благодаря собственным талантам, а исключительно благодаря «талантливым» юристам, ежедневно создававшим ему информационные поводы для демонстрации опасности «реванша» и собственной несокрушимости. При этом реальной опасности оказаться за решёткой Порошенко явно не чувствовал.

Почему я считаю, что это не простой сговор двух команд, с целью развести доверчивого избирателя на дополнительные голоса, а системная ошибка, допущенная заказчиками травли Порошенко?

Потому что, как и предупреждали «людей с прекрасными лицами, тремя высшими образованиями и четырьмя иностранными языками», под прикрытием Зеленского к власти пришёл Коломойский. Решает он не государственные проблемы, а свои личные, в том числе финансовые. Решения эти принимаются в закрытом режиме, после переговоров и консультаций с олигархами-партнёрами. Политическая цель Коломойского — в обмен на продажу кому-нибудь (России, США, ЕС, кому угодно, лишь бы покупатель нашёлся) остатков Украины, получить гарантии безопасности для себя лично и всего нажитого непосильным трудом. Для реализации этой цели требуется установление реального контроля над страной.

Коломойский, как и любой другой человек, опирается на приобретённый опыт. Этот опыт свидетельствует, что Украиной правит не номинально избранная политическая власть, а группа олигархов, владеющих практически всей национальной экономикой, политическими партиями (а теперь уже и президентом), назначающих министров. Попытки Кучмыи Януковича отстоять приоритет политической власти заканчивались Майданами, в ходе которых слабая и недостаточно квалифицированная политическая власть терпела поражение от хозяев страны.

Игорь Валерьевич знает, что никогда политическая власть на Украине не была слабее, чем сейчас. Её (в лице Зеленского) открыто презирают во всём мире. Контрольный пакет политической власти — в руках у Коломойского. Но в плане контроля над экономикой он (благодаря своим политическим успехам) является всего лишь первым среди равных. Судьбы Кучмы, Януковича и Порошенко показывают, что это первенство легко может быть оспорено коллегами-олигархами, всегда готовыми перехватить контроль над политической властью и всегда интригующими за спиной. Таким образом, чтобы установить надёжный контроль над страной, необходимо уничтожить конкурирующие олигархические кланы.

Порошенко должен пасть первой жертвой. Во-первых, он слишком усилился финансово за время своего президентства и не только является желанной добычей, но и продолжает представлять главную опасность власти Коломойского. Во-вторых, по поводу необходимости раздеть Порошенко существует олигархический консенсус. После «деолигархизации» Порошенко надо будет уничтожить Пинчука и Ахметова, остальные опасности уже представлять не будут и сами придут к Игорю Валерьевичу на поклон. В крайнем случае придётся ещё вытолкать из страны Медведчука и Лёвочкина. Первый опасен своими связями в Москве, а второй в Вашингтоне.


Установив полный единоличный контроль над Украиной, Коломойский может спокойно выставить её на продажу и ждать, когда кто-то проявит интерес. Дальше Игорь Валерьевич выставит свои условия и начнётся торг.

Так видит проблему Коломойский. Ключевой вопрос здесь — раздеть Порошенко. Именно не посадить, не заставить бежать, а отобрать большую часть активов. Ибо, не перекачав активы Порошенко в свою пользу, Коломойский не будет иметь достаточной экономической мощи, для борьбы с оставшимся олигархатом. Тем более, что те могут и объединиться против Игоря Валерьевича. Значит, надо иметь ресурсную базу, сопоставимую с их общей.

Коломойский хорошо знает Порошенко. Он понимает, что даже если тот сядет в тюрьму, гарантий добровольной сдачи собственности нет. Между тем, Порошенко и до своего президентства был известен качественным юридическим оформлением своих активов, что позволяло обезопасить их от рейдерских захватов. Таким образом, Игорю Валерьевичу необходимо давить на Петра Алексеевича, использовать его слабую сторону — Порошенко очень нервно относится к проявлениям неуважения к его персоне.

Поэтому для его травли и нанимаются лица, явно слишком мелкие, с точки зрения Петра Алексеевича. Их атаки не так его пугают, как выматывают нервы. Для него это хуже, чем если бы ему в тарелку с супом постоянно плевал какой-нибудь бомж. Есть надежда, что он не выдержит нервного напряжения и пойдёт на переговоры. А уж «договариваться» Коломойский умеет, глазом не успеешь моргнуть, а у тебя «ни рубля, ни топора, ещё рубль должен, и всё правильно». Если же кампания травли окажется неудачной, то, с точки зрения Коломойского, посадить Порошенко всегда успеется. После парламентских выборов и смены власти это действительно представляется делом более простым (хоть и не факт).

Рассчитанная на несколько ходов вперёд борьба Коломойского за ресурсы Порошенко совершенно не учитывает политическую составляющую процесса. Украинские олигархи вообще не верят в существование какой-то политики, как самостоятельного явления. Они считают, что это просто механизм для обеспечения их контроля над государственным бюджетом и дележа в их пользу госсобствености. Поэтому политические риски на Украине практически никогда не просчитываются, даже если они очевидны: жадность всегда побеждает осторожность.

Враги Порошенко оказались в ситуации, когда не пустить его в Раду они могут только при помощи откровенных фальсификаций (как вариант снять с выборов судебным решением). Это не создаст больших проблем сразу, но окончательно докажет радикалам справедливость утверждений Петра Алексеевича, что к власти пришли «реваншисты». Власть Зеленского (Коломойского) станет для радикалов чужой, и они её начнут качать (а это они умеют). Поскольку же, чем больше времени проходит с момента утраты Порошенко власти, тем менее опасным украинским олигархам представляется он, и тем больше обид они терпят от Коломойского, возникновение опирающегося на правых радикалов антиколомойского олигархического консенсуса, в такой схеме — вопрос времени, а не принципа. Такой консенсус снёс Кучму, Януковича, Порошенко, на Коломойского у него тоже сил хватит (тем более, что формально сносить будут Зеленского).

Если же Порошенко в Раду зайдёт, то он (а не Вакарчук) станет признанным лидером национал-радикалов. Тогда пугать его уголовными делами будет в принципе смешно. Депутаты очень не любят голосовать за снятие неприкосновенности со своих коллег (чтобы не создавать прецедент). Ещё меньше желают посадки кого-то из своего круга олигархи (сегодня можно его, а завтра любого). Посадка же политика, олицетворяющего целый сегмент национальной политической системы в принципе очень опасна. Тем более, если речь идёт о сегменте национал-радикальном, привыкшем не просто давить на власть, а давить с оружием в руках. Может Порошенко им будет нужен не больше, чем второму «майдану» была нужна Тимошенко, но второй «майдан» тем не менее использовал Тимошенко, как символ, причём в результате Тимошенко в Раде и в украинской политике, а посадивший её Янукович в эмиграции (имел шанс оказаться в могиле).

Безрезультатные шаманские пляски вокруг Порошенко достигли ещё вчера казавшегося невозможным результата. Они усилили его политические позиции. Порошенко, конечно, тоже украинский олигарх и не факт, что он сможет воспользоваться появившимся шансом, но шанс у него есть. Причём шанс не только уцелеть, но и создать своим политическим противникам большие проблемы.

Ситуация складывается предельно забавная. Когда для сохранения своей власти Порошенко должен был действовать быстро и решительно (в течение всего 2018 года у него сохранялась возможность подавить оппонентов силовым путём), он боялся резких движений, ждал разрешения Запада, вёл бессмысленные переговоры и устраивал не менее бессмысленные провокации. Всё это не пугало его оппонентов, а мобилизовывало их и ожесточало. В результате Пётр Алексеевич потерял власть, проиграв выборы с разгромным счётом.

После смены власти врагам Порошенко надо было действовать быстро и решительно («обещать мразям» из Рады что угодно, лишь бы они сдали Порошенко, а «вешать потом»). Они же умудрились, вместо того чтобы, временно купив Раду и Гройсмана, посадить Порошенко, а затем разбираться с остальными, настроить против себя парламент (полномочный до дня принятия присяги новыми депутатами), потерять контроль над правительством и затеять с Порошенко бессмысленную игру в уголовные дела, обыски и громкие заявления, которую постепенно проигрывают.

Рейтинг Зеленского (и его «Слуги народа») — очень хрупкая вещь. Он может обрушиться завтра так же, как взлетел вчера.

Разочарование порождает ненависть (в условиях современной Украины — лютую ненависть). Вчерашнее зло уже не кажется таковым на фоне сегодняшнего. Если народ уже в 2016 году утверждал, что недавно свергнутый Янукович, оказывается, был лучшим президентом Украины за историю независимости, то и с Порошенко (после разочарования в Зеленском) может произойти та же метаморфоза.

Занятый подсчётом будущих прибылей Коломойский, конечно, не глуп и уже почти приготовил минимум две (а возможно, и больше) политические силы на смену Зеленскому и «Слуге народа», когда народ в них разочаруется. Но кто сказал, что в этот раз разочарование выльется в очередные досрочные выборы, а не в очередной Майдан? Требования правых «остановить реванш» звучат в разы чаще, чем это было в правление Януковича (до его отказа от подписания соглашения об ассоциации). И в США, кстати, есть уголовные дела против Коломойского, выдачи которого Вашингтон уже требовал от Швейцарии (пришлось прятаться в Израиле). А если Америка потребует выдачи Игоря Валерьевича от Украины?


Оцените статью

Спасибо за обращение

Укажите причину