Голосования



Как вы считаете, связаны ли политические события, происходящие в нашей стране, с мировой элитной "закулисой", или наша политическая система относительно автономна?



Украина: языковый закон и политическая борьба  18

Власть и общество

27.04.2019 06:36

Ростислав Ищенко

4685  8.5 (32)  

Украина: языковый закон и политическая борьба


Взаимоотношения избранного президента Украины Зеленского с избравшим его народом вступили во вторую фазу. Это обязательная фаза для каждой очередной украинской власти

Не имея ни желания, ни возможности менять что-либо в системе украинской власти по сути, каждый очередной президент рассказывает народу, какой большой ущерб нанесли его предшественники и как они продолжают вредить новой власти, мечтая о реванше. Где-то на полгода, как правило, хватает, затем начинается падение рейтинга недавнего народного любимца, происходящее с постоянным ускорением.

Сейчас команда Зеленского/Коломойского отрабатывает три фишки.

  • Первая — обещание посадить всех клевретов преступного режима Порошенко. Это также стандартное обещание каждого следующего президента. Иногда, в отношении отдельных лиц, оно выполняется (например, сидели приЯнуковиче Тимошенко и Луценко, а самого Януковича и вовсе чуть не убили). Однако его главная цель — стимулировать уходящую власть к откупным платежам. Когда с активами приходится расставаться, чтобы не расстаться со свободой или жизнью, расставание даётся легче, а его необходимость осознаётся проще.
  • Вторая — борьба Коломойского с олигархическим пулом за контроль над властью. В пропагандистских целях коломойские СМИ выдают её за попытку порошенковского реванша путём передачи президентских полномочий Верховной Раде. На самом деле Пётр Алексеевич — уходящая натура. Он списан с корабля истории и теперь должен беспокоиться исключительно о том, чтобы остаться на свободе и при этом выжить. Борьба идёт не столько за президентские полномочия, сколько за контроль над Радой, без которой президент и сейчас мало что может. И борется Коломойский с пулом из остальных олигархов, которые поддержали его против Порошенко, а теперь претендуют на свою долю власти.
  • Третья фишка — языковый закон. Украина населена сторонниками теории заговора. Носители кастрюль, скакавшие на майдане за Европу, уже через месяц стали рассказывать, что Майдан организовал Путин, чтобы забрать Крым. Разумеется, печенье Нуланд тоже из кремлёвских закромов выдавалось, а западных гарантов соглашения Януковича и оппозиции чекисты под дулами автоматов заставили поставить свои подписи под документом.

Сейчас местные «русофилы» и русофобы сходятся в одном. Они считают, что Путин мечтал сохранить Порошенко президентом (наверное, именно поэтому год перед выборами с ним не общался) и согласовывает с Петром Алексеевичем антизеленские акции. По их мнению, Путин специально подписал указ о паспортах Донбассу одновременно с принятием на Украине языкового закона, чтобы создать проблемы новой власти. Как и почему эти проблемы должны возникнуть, они не объясняют.

Не буду говорить о том, как долго и подробно прорабатывается в России каждое решение, даже менее важное, чем выдача паспортов в Донбассе. На Украине всё равно не поймут и не поверят, там так не умеют. Но разработка и принятие языкового закона проходила на глазах у местного населения. Националисты требовали его принятия все пять лет порошенковского правления. В течение последнего года, готовясь к выборам и делая ставку на национал-радикалов, украинская власть вплотную занималась разработкой этого закона. Напомню, что до этого был не менее радикальный, вызвавший затяжной конфликт с Венгрией, закон о языке в образовании. То есть, всё началось не сегодня и не вчера, а много лет назад.

Конечно, Порошенко специально подгадывал этот закон к выборам, поскольку его страдающие острой интеллектуальной недостаточностью политтехнологи убедили наивного кондитера, что армия, язык и томос принесут ему победу на выборах и любовь ограбленного им народа. Но ни одна политическая сила на Украине ни в ходе избирательной кампании, ни до неё, ни после не выступила серьёзно ни против языкового закона, ни против закона о языке в образовании.

Да и с чего бы им выступать, если всё время украинской независимости все власти двигались именно в этом направлении? С каждым следующим президентом (даже если он считался пророссийским) в стране оставалось всё меньше русских школ, а сфера применения русского языка сужалась. Ситуация при Порошенко отличается тем, что, во-первых, осмелевшие нацисты решили юридически (на законодательном уровне) закрепить давно достигнутое ими де-факто. Во-вторых, гонения постепенно стали распространяться на языки других меньшинств, в том числе европейских, которые раньше счастливо избегали внимания украинизаторов.

Российское телевидение и печатная пресса (интернета тогда не было) были вытеснены с Украины ещё при Кучме (в его первый срок).

Языковые квоты в СМИ были введены ещё при Ющенко, а затем только росли. Обязательный дубляж фильмов был введён при Ющенко и сохранён при Януковиче. Самозваные «языковые инспектора» бродят по городам и весям Украины уже не менее десяти лет, с каждым годом становясь всё агрессивнее. Ницой, Фарион, Игорь Мирошниченко из «Свободы» — лишь верхушка айсберга. Они и тысячи им подобных начали свою деятельность при Ющенко и Януковиче.


Никто из ныне действующих украинских политиков никогда не возражал против украинизации де-факто, нет особых возражений и против украинизации де-юре. Есть только некие смутные намёки на то, что закон должен помешать Зеленскому спасать нацию.

Интересно, как ему может помешать закон, который принимается уже несколько месяцев (обсуждается несколько лет) и ни разу не вызвал протеста Зеленского? Даже отвечая на прямой вопрос о своём отношении к этому акту, Зеленский поддержал украинизацию, а по поводу закона сказал, что будет его изучать. Если тебе что-то мешает, то тебе не надо это изучать, а если ты толком ничего не можешь сказать о законе, значит, он тебе не мешает.

Закон принят Радой. Порошенко уже заявил, что он его подпишет. Зеленский мог бы обратить внимание украинской общественности и политиков, что хоть Порошенко, безусловно, имеет право подписать этот закон, но мировая практика передачи власти от президента к президенту предполагает, что уходящий президент после прошедших выборов, до инаугурации нового, воздерживается от подписания «чувствительных» документов. Если же возникает насущная необходимость, делает это только после консультации с избранным, но ещё не вступившим в должность главой государства.

Почему Зеленский этого не делает? Потому, что ему выгодно, чтобы закон подписал Порошенко, приняв решение единолично. Тогда он, Зеленский, ни в чём не виноват и никого не обидел. Ему вообще не надо формулировать свою позицию. Он просто может сослаться на то, что всё было решено до него. Если же Порошенко вздумает консультироваться, а то и вовсе оставить подписание закона на усмотрение нового президента, то Зеленский обязательно кого-нибудь обидит. Его позиция, какой бы она ни была, не понравится либо радикальным националистам (которых мало, но они контролируют украинскую политику), либо русскоязычному большинству населения, на которое можно не обращать внимание годами, но во время голосований именно оно определяет победителя. При этом не надо забывать, что в октябре (если не будет досрочного роспуска) должны пройти очередные выборы в Раду. Зеленскому надо получить контроль над парламентом, иначе он не сможет решить ни одного серьёзного вопроса. То есть с большинством тоже ссориться нельзя.

На самом деле, если закон будет Зеленскому так уж мешать, то он просто обратится в Конституционный суд и тот немедленно заявит о неконституционности данного акта. Он противоречит статье 10 Конституции Украины, гарантирующей защиту и свободное развитие русского языка и языков национальных меньшинств. Он также противоречит международным обязательствам Украины, в соответствии с ратифицированной парламентом европейской Хартией региональных языков и языков меньшинств. Конституция определяет приоритет ратифицированных международных договоров перед национальным законодательством Украины. Таким образом, закон не может противоречить международным обязательствам Киева.

Зеленский не хочет иметь дела с этим законом и ощущает определённый дискомфорт по одной причине. Его коллеги по бизнесу из «Квартала» привыкли выступать по-русски, а также зарабатывать в России. Они знают Зеленского как жёсткого руководителя с комплексом Наполеона и рассчитывают, что он будет пинать бюрократов и олигархов так же, как пинал их самих. Ему стыдно выглядеть перед ними слабаком (в чём его обвинял Порошенко). Он не может им объяснить, почему он не в состоянии отменить какой-то паршивый закон. Он бы и отменил, но за украинизацию горой стоят издатели, не выдерживающие конкуренции с российским книгоизданием, украинские писатели, чью продукцию никто не читает, если есть хоть какой-то выбор, «украинские учёные», которых также надо оберегать от столкновения с реальным миром, в котором живут и работают учёные настоящие, а также масса «активистов» и журналистов, большинство из которых толком не знают зачем им нужен украинский язык, но знают, что нужен. Они контролируют СМИ и информационное пространство Украины в целом и выступать против их интересов рискованно. Сегодня-то они смирятся, а завтра, когда президент ослабеет и потеряет поддержку, всё ему припомнят. Поэтому Зеленскому и надо, чтобы всё решил Порошенко, но при этом ещё и подать дело так, будто его обидели.

На самом деле то, что мы видим сейчас на Украине — не более чем тактическая, пока преимущественно информационная, борьба основной массы олигархов с Коломойским за контроль над властью. Причём Игорь Валерьевич искренне стремится к тому, чтобы олигарх на Украине остался только один (он), а остальные пытаются сохранить олигархическое многообразие.

Это ровным счётом та же борьба, которая велась коллективным олигархатом с Порошенко (который тоже мечтал остаться единственным и неповторимым). Если предположить, что Коломойский завтра исчезнет (даже вместе с Зеленским), то тут же появится новый кандидат в единственные олигархи и борьба продолжится с новым ожесточением.

Именно эта борьба разрушает Украину. Именно она привела олигархат к политике натравливания различных частей народа друг на друга, к гражданской войне, к разложению и фактическому уничтожению государственных структур, к легализации нацистов и передаче им контроля над улицей, который плавно трансформируется в контроль над остатками государства. И эту борьбу не остановить. Такова природа олигархата. В живых всегда должен остаться только один. А всё остальное — лишь экстраполяция этой борьбы вовне, так же как разрушительное цунами является всего лишь отдалённым результатом произошедшего за тысячи километров, на другом конце океана, землетрясения.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Укажите причину