Голосования



Как вы считаете, в какую страну (объединение) совершит свой первый визит новый президент Украины?





За рубежом: Украина в 2019 году  66

Власть и общество

06.01.2019 08:11

Ростислав Ищенко

5710  8.5 (61)  

За рубежом: Украина в 2019 году


Начавшийся 2019 год должен стать для Украины рубежным. Возможно, решающим, возможно, поворотным, но это не точно. А вот рубежным — без сомнения

Решающим и поворотным он мог бы стать, если бы майданный режим рухнул и Украина медленно пошла бы по пути выздоровления. Такое, в принципе, может случиться, но не факт, что случится. Смена президента в результате выборов или короткого силового противостояния весной даст режиму дополнительные два-три месяца. Это время, когда новая власть ещё не успела обмануть ожидания, когда народ ещё ждёт от неё улучшения своего положения.

Другое дело, что запас прочности у народа невелик и долго ждать он не будет. Но тут на помощь майданному режиму должно прийти вначале лето, с его отпусками, дачами, огородами. Затем же, осенью, ожидаются парламентские выборы. И народ вновь будет ждать, что на этот-то раз в парламент придут правильные партии, создадут правильное правительство, наведут порядок и т.д. В общем, до зимы дотянуть можно, а там и новый, 2020 год, Рождество, старый Новый год. В общем, новая общественная активность может начаться только в феврале 2020 года, а срок до этого момента для нынешней украинской элиты — вечность.

Но это если Пётр Алексеевич уйдёт по-хорошему или по-плохому, но быстро, не успев развязать полномасштабный гражданский конфликт. Подчёркиваю, не внешний военный конфликт, для раскрутки которого ему не хватает западной поддержки, а внутренний, который позволил бы ему под предлогом борьбы с мятежом (неважно чьим) перейти к прямому террористическому правлению, не обращая внимания уже ни на пожелания Запада, ни на законы страны. Прямое силовое подавление любого оппонента или того, кто таковым кажется, — последний довод Порошенко в попытке сохранить власть.

Однако для организации террористического правления у него явно недостаточно ресурсов. Организовать в свою пользу переворот он может. Это несложно. Достаточно в одну ночь арестовать всех потенциальных претендентов в порошенковские сменщики, а также поддерживающих их олигархов (по крайней мере тех, кто находится в пределах досягаемости). Лишившись лидеров и финансирования, никакие партии, движения и уж тем более «возмущённый народ» на улицы не выйдут.


Но мало ликвидировать опасность в Киеве, надо взять под контроль провинцию. Насколько это сложно, Порошенко мог убедиться ещё в 2014 году. Несмотря на свой «сепаратистский» статус, а также на предпринятые центральной властью меры (в том числе против Коломойского, Кернеса, попытку утвердить в Одессе Саакашвили), Харьков, Одесса, Днепропетровск остались под контролем местных элит. Аналогичная ситуация в Закарпатье. Большая Галиция (в составе трёх бандеровских областей) подчиняется Киеву только потому, что подчинила себе Киев, и готова к сепарации при малейшем намёке на переход власти в столице в руки антибандеровских сил.

Сейчас возможности центральной власти, её ресурсная база на порядок меньше, чем были в 2014 году. Если же Порошенко осуществит в столице удачный путч с целью пролонгации своего правления, ресурсная база сократится ещё на порядок, так как против него в регионах выступят уже не только антимайданные силы, но и сторонники тех лидеров Майдана, которым он преградит путь к власти. Страна будет против него, и возможностей СБУ, армии и МВД просто не хватит, чтобы возобновить контроль над набитой под завязку нелегальным боевым оружием территорией. Тем более что практически все силовые структуры на Украине формируются по территориальному принципу и их лояльность своему региону тем выше, чем слабее центр.

Особенно это относится к МВД. Уже в 2014 году там, где возникло хоть какое-то подобие организованного сопротивления путчу (Крым, Донбасс), части МВД моментально перешли на сторону народа. В Харькове, где сопротивление не вышло за пределы бесед на митинге и обмена любезностями с Кернесом (который до сих пор в Харькове является самым популярным политиком, хоть неоднократно замечен в предательстве), «Беркут» открыто выражал симпатии к восставшим, а остальные силы МВД откровенно колебались. Даже в Киеве первые пару недель «Беркут» был готов к сопротивлению путчистам на своей базе, а остальная полиция предпочитала прятаться по домам.

Оснований отказать в поддержке Порошенко у силовиков и региональной бюрократии куда больше, чем было, когда они отказывались поддержать Януковича. Таким образом, даже удачный путч предоставит в руки Порошенко Киев и, возможно ещё несколько областей в центре, на севере и на западе Украины (в самых депрессивных и самых зависимых от перераспределения бюджета центром регионах). Но, потеряв контроль над более зажиточными регионами, Киев потеряет и способность что-либо перераспределять. А значит, даже сохранившие ему лояльность регионы быстро утратят интерес к такому центру. То есть даже при удачном путче Порошенко удастся лишь ненадолго продлить агонию своего режима, а затем власть медленно утечёт у него сквозь пальцы.

Единственный шанс удержаться дольше (в реальности несколько месяцев, но планировать он будет на годы) — спровоцировать конфликт между силами Антимайдана и Майдана. В таком случае, как показывает практика всех украинских противостояний, моментально начинает работать маркер «свой-чужой» и «евроинтеграторы» сплачиваются против «ватников». В таком случае силы Майдана поддержат власть Порошенко, как «меньшее зло» по сравнению с победой политических оппонентов. Аналогично зимой 2013/14 годов силы Антимайдана сплотились вокруг не пользовавшегося популярностью Януковича, поскольку он был последним барьером перед майданным хаосом, последней надеждой сохранить порядок в стране.

Провокация гражданского конфликта Майдана с Антимайданом — очень рискованный шаг. Этот конфликт не может не быть масштабным, и удержать его под контролем Порошенко не сможет. Но это единственный шанс попытаться удержать власть, и Порошенко очень быстро движется к осознанию отсутствия реальной альтернативы этому безумному риску.

Если его не остановят его же соратники, то 99% против 1%, что он всё же рискнёт устроить стране кровавую баню, чтобы попытаться удержать власть. В таком случае даже при отсутствии внешнего вмешательства и даже если наступление корпусов ДНР/ЛНР будет далеко не молниеносным (что, скорее всего, и произойдёт), максимум, на сколько Порошенко способен пролонгировать свою власть, — где-то полгода. Причём это будут полгода кровавого хаоса, войны всех против всех на всей территории страны. И даже если через неделю после начала подобного конфликта Порошенко смогут устранить, остановить конфликт будет уже невозможно. Любая киевская власть будет его заложницей, пока Антимайдан не поставит крест на Майдане.


Оцените статью

Спасибо за обращение

Укажите причину